RSS

Первую свою медаль ветеран войны Георгий Друцкой получил за «Невский пятачок»

Подписаться на новости
16:00 18.04.2015

Время неумолимо бежит вперед, и совсем скоро мы встретим семидесятилетие Победы нашего народа в самой страшной и кровопролитной войне за всю историю человечества. Мы называем ее Великой Отечественной и по праву гордимся теми, кто отстоял свободу и независимость нашей Родины, дал нам, их потомкам, право на жизнь. В Можайском районе проживает ветеран ВОВ Георгий Николаевич Друцкой, которому в этом году исполнилось 94 года. Об одном из эпизодов его солдатской судьбы – наш небольшой рассказ.

Накануне

О том, что полк скоро вступит в бой, красноармеец Друцкой нимало не сомневался. Как бывалый, опытный солдат, он догадался об этом, едва поступил приказ выдвинуться в Невскую Дубровку. И узнал об этом едва ли не первым, в одно и то же время с командиром. Он ведь по долгу службы сам обеспечил своему прямому начальнику телефонную связь. От этой новости, честно признаться, похолодело внутри, где-то под ложечкой, тревожно засосало, заныло. Да еще бы! Невский пятачок пользовался среди солдат дурной славой еще с осени сорок первого. Отсюда не раз уже наши войска пытались деблокировать осажденный Ленинград, создать хоть небольшой коридор для обеспечения города в первую очередь продовольствием с "большой земли". Десанты, неся большие потери, захватывали плацдарм на том берегу Невы, героически сражались и...

Теперь вот и их черед пришел. Зная, что придется форсировать реку, а это более полукилометра водной глади, Друцкой и без приказа ведал о том, что надо будет тянуть одновременно и линию связи. Дело известное, провод для надежности надо утопить. Потому, не дожидаясь распоряжения военного начальства, он вместе со своими товарищами связистами стал готовиться к предстоящей операции. Сигнал о начале ее придет, как всегда неожиданно. И мало кого будет интересовать, по каким причинам командир полка не может связаться со своими батальонами. Он управлять должен, руководить сражением, а не маяться в неведении. В разгар боя под его горячую руку по таким негативным причинам лучше не попадать. И потому, вскоре после прибытия на новое место дислокации, Георгий и двое его подчиненных бойцов занялись на первый взгляд, довольно странным делом. Прочесав окрестности, они снесли в каптерку невообразимый на первый взгляд хлам - шестеренки, гайки, болты, груду камней, куски проволоки. Приволокли даже отслужившие свой срок аккумуляторы от радиостанций. Из проволоки гнули крючки, а разнокалиберный хлам фасовали в мешочки. Этот груз потом, при переправе, надо будет нанизать на телефонный провод, чтобы утопить его. А уж на дне реки эту линию никакой снаряд и даже бомба не повредит.

Дворянская кость

За монотонной этой работой медленно текло время, поднимались из глубин памяти воспоминания. "Ведь мог же служить не телефонистом с этой тяжеленной катушкой и аппаратом, а к привилегированной касте связистов принадлежать! – думал он, наполняя камнями очередной мешочек. – Поначалу в радисты как раз и направляли. Да только неулыбчивый и какой-то серый по виду офицер из особого отдела воспрепятствовал. Вернее, социальное происхождение отца подвело. Он дворянином был. За это и пострадал."

Признаться, о родителе своем, который пропал без вести в один из далеко не прекрасных дней, Георгий знал очень мало до момента призыва в армию. Мама более-менее подробно рассказала о нем только после получения повестки из военкомата.

– Тебе, – говорила она, – придется заполнять различные анкеты, отвечать на вопросы. В том числе и о социальном происхождении родителей. Все сведения, учти, будут тщательно проверяться. Так что будь честен: отец твой – из дворян.

Она многое тогда рассказала о муже и отце своих детей. И только тогда понял парень, почему его в малые еще лета иногда обзывали обидной кличкой "Дворняжка", что служило причиной для частых ожесточенных драк и потасовок. Синяки забылись, но и сожаления о них не осталось. Все правильно: папа человеком слыл порядочным, уважаемым, справедливым. Революцию он приветствовал и честно служил советской власти.

Странно было только то, что когда глава семьи не вернулся домой после рабочего дня и не подавал о себе вестей, в милиции, куда обратилась мама с заявлением о его розыске, практически никак не отреагировали. Впрочем, она и сама догадывалась, где он может быть... Время такое было, врагов народа органы искали.... А мама была женщиной образованной, умной и смелой. Сыновей вырастила настоящими патриотами своей Родины.

И вот, в 1940-ом году, когда призвали паренька, те же органы об отце его и вспомнили...

Ворошиловский стрелок

А попал служить Друцкой в прославленную 70-ую ордена Ленина стрелковую дивизию, расквартированную в городе, названном колыбелью революции. Награду эту она получила за успешные боевые действия в ходе финской кампании. И в мирное время отличалась дивизия высокой выучкой своих бойцов, профессионализмом командиров.

В сорок первом она приняла первые бои уже в июле. Тогда-то и получил свое боевое крещение красноармеец Друцкой. Вообще-то, строго по уставу, он вовсе не обязан был в этой ситуации отстреливаться, отражать атаки гитлеровцев. Его боевая задача задача – обеспечить надежную телефонную связь. И устранять возникающие на линии неисправности. Однако боец не стал безотлучно сидеть у аппарата, видя, как волнами накатывают на оборонительный рубеж враги. Сдернул с плеча винтовку и занял позицию в окопе.

– Первые выстрелы, – признается он, – сделал просто в сторону атакующих. И лишь только опустошив обойму, успокоился. Вспомнил, что имею значок «Ворошиловский стрелок», стал тщательно выцеливать, на мушку брать.

Меткого стрелка заметили, по достоинству оценили. Как-то даже комиссар дивизии, который нередко посещал передовую, в личной беседе благодарность высказал. А в сорок втором, накануне новой операции на «Невском пятачке», пригласил к себе. Предложение, которое он сделал, повергло воина в смятение.

– Уже год тебя знаю, – сказал он, – и убедился, уверен: твое место в рядах партии большевиков.

– А как же мое социальное происхождение? – стушевался парень. – Лично напишу рекомендацию, – поставил точку в разговоре офицер. – И буду рекомендовать принять в партию без испытательного срока.

Слово свое он сдержал, и 26 августа Друцкой получил партийный билет. Чем очень гордится до сих пор. В бой на «Невский пятачок» он пошел уже коммунистом. Тогда это имело особое, можно даже сказать, сакральное значение.

Плацдарм

… Первая попытка захвата плацдарма, предпринятая 26 сентября, оказалась не очень удачной. 28 числа в ночь предстояло переправляться 329 полку 70 стрелковой дивизии. Однако, как сообщают источники, его командир – подполковник М.И.Заалишвили обратился с неожиданной инициативой к комдиву А.А.Краснову. Суть ее была такова – учитывая неважные результаты предыдущей переправы, комбат - 1 капитан Александр Васильевич Строилов, предлагает после запланированного артобстрела изменить план. Переправу отложить на час и отправить не батальон и даже не роту, а практически штурмовую группу, которую он и возглавит. Резон в предложении определенно был – немцы знают, что будет сначала артобстрел. Поэтому у них при первых же залпах личный состав отводится на вторую линию окопов, на передовой – только дежурные расчеты и патрули. После артналета они быстро вновь займут окопы, постреляют, убедятся, что десант сорвался – и опять уйдут на вторую линию. Вот тут и можно высадиться группе, тем более, что туман густеет. Так и случилось. По немецкой обороне отработала артиллерия. В ответ немцы ответили шквальным огнем и успокоились, очевидно, посчитав, что сорвали переправу. Тут-то и переправился десант Строилова, который без шума и особых помех занял немецкие окопы. А когда закрепился, под покровом тумана, сгущенного дымовыми шашками, стали переправляться остальные батальоны.

– Нас, линейных связистов, – Георгий Николаевич, – было трое. Задача была поставлена такая: обеспечить телефонной связью командира полка с комдивом и с нашими батальонами. Что мы и сделали. Далось, правда, это нелегко.

Немцы буквально засыпали крошечный плацдарм: 2 км вдоль Невы и 800 метров от береговой линии, минами, бомбами и снарядами. По подсчетам историков, за сутки на эту землю их падало до 52 тысяч. Естественно, страдали при этом и линии связи. И, хотя с собой бойцы взяли порядочный запас проводов, да еще и немецкий кабель использовали, казалось, что никаких резервов не хватит.

Но в какой-то момент эти опасения отступили перед опасностью гибели. По-настоящему стало страшно, когда к окопам вплотную приблизились озверевшие фашисты. Вот-вот должна была начаться рукопашная схватка, исход которой был очевиден. Немцы подтягивали все новые и новые силы, а ряды защитников плацдарма таяли. Бойцы уже готовились подороже продать свои жизни, когда за их спинами в тылу раздалось многогласое «Полундра!». На помощь пришли морские пехотинцы.

Эта операция ознаменовалась для дивизии переименованием в гвардейскую и присвоением нового номера. Помимо гвардейского знака рядовой Друцкой получил на погоны сержантские лычки и особо почитаемую в солдатской среде медаль «За отвагу». Она стала его первой наградой. Но не последней. Потому что война продолжалась. И долог был еще боевой путь к Победе. Встретил же ее гвардии сержант с тремя медалями «За отвагу» и орденом Славы на гимнастерке. И говорят эти медали любому фронтовику о многом, если не обо всем.

Александр Лёвин

Теги: ветеран

Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Сообщение об ошибке

Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
*
CAPTCHA Обновить код
Play CAPTCHA Audio

Версия для печати